АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава

Аристотель (384-322 гг. до н.э.), как понятно, в течение 20 лет обучался у Платона. Не умопомрачительно, что своим философским учением Аристотель должен конкретно Платону. Но, как это часто бывает в науке, ученик заносит ряд новых мыслях и оказывается критически настроенным к собственному учителю. Так, Аристотель подверг пересмотру платоновское учение об идеях АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава, занес коррективы в платоновскую концепцию науки, поставив на 1-ое место не арифметику, а физику. Если Платон был убежден, что достоверное познание можно получить только о недвижном и постоянном бытии (таковы у Платона идеи и числа), то Аристотель утверждал, что и относительно вещей изменчивых и передвигающихся тоже может быть сотворена наука АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава, и притом полностью достоверная: такой он считал физику.

Аристотель как раз и сделал периодическую науку о природе - физику; он 1-ый попробовал научно найти центральное понятие физики - движение. Атомисты, правда, специально поставили в центр внимания вопрос о движении; допущение пустоты, в какой движутся атомы, как раз и диктовалось у их рвением АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава разъяснить наличие движения в природе. Но атомистическое разъяснение движения было быстрее натурфилософским, так как атомисты конкретно соотносили собственный общефилософский принцип с эмпирическими явлениями, не создав опосредствующей системы понятий. Что все-таки касается пифагорейцев и Платона, то их подход к исследованию природы был нацелен на зание математических отношений АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава, а все, что составляло предмет зания древней арифметики, как мы уже лицезрели, исключало движение и изменение. В этом - радикальное отличие ее от арифметики нового времени.

Конкретно то событие, что математика изучает "статические связи и дела", привело Аристотеля к убеждению, что физика не может быть наукой, построенной на базе арифметики, ибо АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава физика есть наука о природе, а природе присуще изменение, движение. И, вправду, конкретно Аристотелю принадлежит награда сотворения физики как науки о природе. "Аристотелевская физика, - пишет Э. Кассирер, - является первым примером фактически науки о природе. Можно, естественно, считать, что этот славный титул подобает не ей, а что с огромным АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава правом его можно присудить основателям атомистики. Но, хотя атомистика в виде понятий атома и "пустого места" сделала основополагающую концепцию и методический принцип грядущего разъяснения природы, все же выполнить этот принцип она не смогла. Ибо в собственной древней форме атомистика не смогла завладеть своей и базовой неувязкой природы - неувязкой становления. Атомистика решает АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава делему тела, сводя все чувственные свойства вещей к чисто геометрическим определениям - к форме, положению и порядку атомов. Но у нее нет всеобщего мыслительного средства для изображения конфигурации, нет принципа, исходя из которого можно было бы сделать понятным и закономерно найти взаимодействие атомов. Только Аристотель, для которого АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава природа - фюсис - отличается от обычного продукта искусства тем, что она в самой для себя обладает принципом движения, подошел к реальному анализу самого парадокса движения".

Аристотелевская физика, но, может быть по-настоящему понята только при условии рассмотрения ее в рамках всей системы аристотелевского мышления, его осознания познания и науки, его общеметодологических АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава установок, которые формировались как под воздействием платоновской философии, так и в неизменной полемике с ней.

Воздействие Платона на Аристотеля сказалось сначала в соответствующем для Аристотеля внимании к логической стороне хоть какого рассматриваемого им вопроса. У Платона Аристотель прошел суровую школу критичной рефлексии, научился логически расчленять, рассматривать, и нужно сказать, что энтузиазм АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава Аристотеля к такового рода расчленению чуть ли не больший, чем у его учителя. Искусством различения понятий, выявления всех значений, какие может иметь слово, прямых и переносных, Аристотель обладает виртуозно; это искусство он, непременно, вынес из Академии и должен им диалектике, которую в Академии всегда высоко ценили.

Но АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава Аристотель считает недочетом платоновской научной программки ее однобокий - логико-математический - нрав. С его точки зрения, платоновско-пифагорейская школа не уделяет достаточного внимания естествознанию. Потому Аристотель обращается к другой традиции в греческой науке, а конкретно к ранешным "физикам" - Анаксагору, Эмпедоклу, Демокриту и др., стремясь преодолеть ту, на его взор, одностороннюю АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава ориентацию, которую он лицезрел в Академии.

Принимая во внимание энтузиазм Аристотеля к натурфилософии и почтение, которое он выказывает по отношению к тем, кто, по его воззрению, имеет естественнонаучный опыт, некие исследователи склонны считать, что Аристотель, в сути, ворачивается от платонизма к натурфилософии. С таковой точкой зрения, на наш взор, согласиться АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава нельзя. Физика Аристотеля несет на для себя печать логически рефлектирующей мысли, ее создатель - большой мастер в деле различения понятий, анализа их и сравнения; ему отлично известны все те трудности и противоречия, с которыми приходится сталкиваться при попытке определения базовых понятий физики - движения, конфигурации, времени, места, континуума и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава др. В этом - его отличие от натурфилософов-досократиков.

Если б Аристотель попробовал всего только соединить в собственном учении некие элементы естественнонаучного подхода досократиков с логико-математической программкой Платона, то он не был бы необычным философом и мы не имели бы основания гласить о его особенной научной программке. В реальности же Аристотель АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава подверг критичной переработке как наследство собственного учителя, так и естественнонаучные представления ранешних "физиков", создав совсем новое учение - новейшую логику, новейшую физику и новое понятие науки в целом.

Так как научное мышление Аристотеля формировалось в полемике сначала с Платоном и его школой, мы разглядим сначала, какие конкретно методологические принципы Платона не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава удовлетворили его профессионального ученика.

В предшествующей главе мы пробовали показать, каким образом платоновская математическая программка органически связана с его диалектикой. С этой целью мы специально тщательно разглядели диалог Платона "Парменид", в каком диалектический способ мышления выявлен более ясно. Категории, которые анализируются Платоном в "Пармениде", - это центральные АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава понятия его философии: единое и почти все.

Способ мышления Платона заключается в том, что понятие определяется через свою противоположность: единое - через почти все, а почти все - через единое. Таковой метод определения через обратное подразумевает, что отнесенность противоположностей только и может конституировать бытие самих этих противоположностей, либо, другими словами, что идеи есть АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава только в системе отношений, так что, проще говоря, отношение первичнее самих отнесенных частей.

Критика Аристотелем платоновского способа соединения противоположностей. Неувязка опосредования

Вот против этого головного методологического принципа Платона и выступает сначала Аристотель. Противоположности, гласит Аристотель в "Метафизике", не могут выступать в качестве начала всех вещей. "Меж тем у упомянутых АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава выше философов (Аристотель имеет в виду пифагорейцев и Платона. - П.Г.) одна из 2-ух противоположностей выступает в роли материи, при этом одни одному - как равному - противопоставляют неравное, считая, что конкретно в нем состоит природа огромного количества, а другие этому одному противополагают огромное количество (ибо у одних числа выполняются из двойственности неравного АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава - из огромного и из малого, а другой мыслитель делает их из огромного количества, при этом в обоих случаях действием сути одного)".

Аристотель не согласен с Платоном и его учениками в том, что все имеющееся рождается из взаимодействия обратных начал - одного (как равного для себя, самотождественного, постоянного, устойчивого АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава и т.д.) и огромного количества - "неопределенной двойки", "неравного", "другого", "нетождественного", "огромного и малого" - все это определения того, что платоники именуют "материей" чувственных вещей. Противоположности не могут повлиять друг на друга, гласит Аристотель. Меж ними должно находиться нечто третье, которое Аристотель обозначает термином ЎpokeЕmenon, дословно переводимым как подлежащее АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава (лежащее понизу, в базе), либо, по-латыни, субстрат: "...появление вещей из противоположностей во всех случаях подразумевает некий субстрат; означает, этот последний у противоположностей должен быть налицо всего быстрее. Как следует, все обратные определения всегда всходят к некому субстрату, и ни одно не может существовать раздельно".

Субстрат у Аристотеля есть, таким макаром, посредник АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава меж противоположностями; обе они отнесены конкретно к субстрату и представляют собой уже не субъекты, но предикаты этого посредника; либо, говоря словами Аристотеля, противоположности - это то, что сказывается о подлежащем, о субстрате.

Категория сути

С этой точки зрения следует направить внимание на аристотелевское понятие "сути" - oўsЕa, которое он АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава вводит с целью прояснения новейшей системы понятий, призванной служить опорным пт его мышления. Суть - это 1-ая из 10 категорий Аристотеля. В "Категориях" и в "Метафизике" эта категория рассматривается более детально; при всем этом в "Категориях" Аристотель опускает некие из качеств, присутствующих в "Метафизике", где он стремится показать соотношение понятия "суть" с понятиями АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава "материя", "форма", "сущность бытия" и др. Связь этих понятий с категорией сути Аристотель пробует раскрыть также в таких работах, как "'изика", "О душе", "2-ая аналитика", "Об толковании". Выявление обоюдной связи главных понятий аристотелевской философии просит специального анализа; тут мы не ставим эту задачку, а поэтому ограничимся только той стороной АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава вопроса, которая должна быть принята во внимание при рассмотрении аристотелевского осознания науки.

В "Категориях" Аристотель последующим образом определяет категорию сути: "Сутью, о которой бывает речь приемущественно, сначала и в большинстве случаев является та, которая не сказывается ни о каком подлежащем и не находится ни в одном АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава подлежащем, как, к примеру, отдельный человек либо отдельная лошадка. А вторичными сущностями именуются те, в каких, как видах, заключаются сути, именуемые сначала, как эти виды, так и обнимающие их роды; так, к примеру, определенный человек заключается, как в виде, в человеке, а родом для вида является живое существо. Потому АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава тут мы и говорим о вторичных сущностях, к примеру это - человек и живое существо".

Основным определением категории сути, как лицезреем, будет то, что суть "не сказывается ни о каком подлежащем", т.е. не может быть предикатом чего-либо другого; она сама как раз и является тем подлежащим, о котором сказывается АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава все другое. А это означает, что суть есть "сама по для себя", что она не есть нечто вторичное по сопоставлению с "отношением", как это мы лицезрели у Платона. Суть, как замечает дальше Аристотель, также и не находится ни в одном подлежащем. Как различает Аристотель "сказывание" о подлежащем и "нахождение" в нем АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава? То, что сказывается о подлежащем, является чертой рода либо вида этого подлежащего; то же, что находится в подлежащем, не является его родовым либо видовым определением, а есть только его провождающий признак. Так, "животное" - это то, что "сказывается" о человеке (а тем и об отдельном человеке), а цвет АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава - то, что "находится" в отдельном человеке, но не "сказывается" о нем.

Главное же, принципиальное для нас в аристотелевском определении сути - это то, что сама суть ни о чем же не сказывается (и ни в чем же не находится); на этом определении основано и деление Аристотелем сущностей на "первичные" и "вторичные АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава". Вторичные сути - это те, которые сказываются о первичных, а первичные - те, которые уже ни о чем же не сказываются. В этом смысле вид - более суть, чем род, а отдельный индивидум - более суть, чем вид: "животное" (род) сказывается о "человеке", но "человек" о "животном" - нет, гласит Аристотель. Что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава все-таки касается самих первичных сущностей, то ни одна из их, по словам Аристотеля, не является в большей мере сутью, чем неважно какая другая: "Отдельный человек является сутью нисколечко не в основном, чем отдельный бык". Конкретно в этом смысле к сути, по Аристотелю, неприменимы определения "большее" и "наименьшее", и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава все сути, так как они первичные сути, подлежащие, совсем равноправны: ни одна суть не имеет привилегированного положения по сопоставлению с другой. Отсюда, фактически говоря, происходит аристотелевский энтузиазм ко всем явлениям природы в равной мере: к движению светил, так же как и к строению червяка, к штатскому устройству полиса, так же АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава как к пищеварительной и дыхательной системе рептилий. Тут следует находить обоснование того - совсем нового по сопоставлению с платоновским - пафоса науки в ее аристотелевском осознании, науки, которая не знает предпочтений, для которой нет предметов, не достойных ее энтузиазма.

В Академии отдавалось предпочтение исследованию "созданий ценных и божественных", говоря словами Аристотеля; с АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава обоснованием этого предпочтения Платоном мы уже знакомы. Аристотель полемически замечает по этому поводу: "Выходит, но, что об этих ценных и божественных созданиях нам присуща еще наименьшая степень познания (ибо то, исходя из чего мы могли изучить их, и то, что мы жаждем выяснить о их, очень не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава достаточно понятно нам из конкретного чувства), а относительно преходящих вещей - животных и растений - мы имеем огромную возможность знать, поэтому, что мы вырастаем с ними..." По поводу пренебрежения этими предметами как "низкими" Аристотель делает программное заявление, формулируя свое научное кредо так: "Остается сказать о природе животных, не упуская по мере АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава способности ничего - ни наименее, ни более ценного, ибо наблюдением даже над теми из их, которые неприятны для эмоций, создавшая их природа доставляет все-же неописуемые удовольствия людям, способным к занию обстоятельств и философам по природе... Если же кто-либо считает исследование других животных низким, так же следует мыслить и о нем самом АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава, ибо нельзя без огромного омерзения глядеть на то, из чего составлен человек, как-то: на кровь, кости, жилы и подобные части..."

Естественно, эта программка аристотелевской науки имеет в качестве собственного теоретического обоснования не только лишь его учение о сути, как мы дальше увидим. Но непременно, что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава энтузиазм к обилию личных форм, имеющихся как в живой, так и в неживой природе (при этом энтузиазм к ним конкретно как типичным и не сводимым к другим формам либо другой форме, которая принималась бы за универсальную), глубоко связан с учением о сути и равноправном статусе первичных сущностей.

Тот принцип, который охарактеризовывают как АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава эмпиризм Аристотеля, находит свое методологическое выражение в учении о сути. Первичная суть - это личный предмет: этот человек, это дерево. Вторичная суть - роды и виды; видом для этого человека будет "человек", для этого дерева - "береза"; родом же для человека - животное, для дерева - растение. "Род при всем этом АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава дает более общее определение, чем вид: если именовать живое существо, этим достигается больший охват, чем если именовать человека".

Все другие категории - свойства, количества, дела, места, времени, положения, обладания, деяния, мучения - сказываются о сущностях - первичных либо вторичных. Благодаря этому "сказыванию" всякая суть может принимать обратные определения, противоположности всегда, таким макаром, отнесены к "третьему АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава" - сути. Суть - первична, отношение - вторично; "быть самим собой" - первично, определяться через связь с другим - вторично. "Допускать обратные определения зависимо от своей перемены - это составляет отличительное свойство сути". Для Аристотеля при всем этом принципиально, что суть воспринимает обратные определения сама, "через конфигурации ее самой"; ибо можно осознать АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава дело и по другому, приняв за отправную точку не суть, а противоположность: тогда суть будет только функцией, а самостоятельным бытием будет наделено отношение.

В этой связи любопытно аристотелевское определение категории "дела": "Соотнесенным с чем-нибудь именуется то, что в том, что оно есть само, обозначается зависящим от другого либо каким АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава-либо другим образом ставится в отношение к другому" (курсив мой. - П.Г.). Конкретно поэтому, что суть в том, что она есть сама, не зависит ни от чего другого, она есть нечто "само по себе сущее", не являющееся предикатом другого. Пример, который приводится Аристотелем, отлично объясняет это: коррелятивно определены понятия "большее АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава - наименьшее" (вообщем "огромное - маленькое"), "двойное - половинное" и т.д.; каждое из их сказывается о другом, каждое только через соотнесенность с другим получает свое содержание; можно было бы сказать, что "суть" каждого - в другом, а поэтому "большее" и "наименьшее" и не являются сущностями в аристотелевском смысле - oўsЕa АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава. Для соотнесенного существовать означает находиться в каком-нибудь отношении к чему-нибудь другому; настаивание Аристотеля на том, что суть ни о чем же не сказывается, значит, таким макаром, что существование ее не выводится из чего-нибудь другого. Тут нам кажется полностью правомерной аналогия меж учением Аристотеля о сути и кантовским тезисом АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава о том, что бытие не может быть предикатом. И у Аристотеля, и у Канта это положение значит, что эмпирическое начало имеет собственный особенный статус, что оно не может быть "выцарапано" из понятия и обладает известной непреложностью, которую нужно принимать во внимание при разработке логики и методологии научного зания АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава.

Единое как мера

Единое и почти все - эти центральные противоположности платоновской философии - выступают у Аристотеля как то, что "сказывается" о "3-ем" - подлежащем. В то же время эти противоположности составляют начальные понятия не только лишь платоновской диалектики, да и пифагорейско-платоновского "математизма". И не умопомрачительно, что у Аристотеля конструктивно изменяется метод философского обоснования АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава арифметики, ее онтологический статус.

Типично уже то, как Аристотель определяет понятие "одного", которое, согласно Аристотелю, является мерой. При помощи одного предмет может быть измерен (соотнесен с мерой), либо же один предмет соотнесен с другим (при помощи общей обоим меры). "Суть одного, - пишет Аристотель, - в том, что оно известным АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава образом представляет собою начало числа; дело в том, что началом является 1-ая мера; ибо 1-ая мера во всяком роде есть то 1-ое, при помощи которого мы этот род познаем; как следует, единое является началом того, что может быть познано относительно каждого предмета. Но при всем этом единое - не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава одно и то же для всех родов: в одном случае это меньший интервал, в другом - гласный и согласный звук; особенная единица - для тяжести и другая - для движения. И всюду единое неразделимо либо по количеству, либо по виду".

Мера, единица меры - это главное значение одного у Аристотеля, хотя и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава не единственное. Понятно, что единое в собственной функции "меры" является не "подлежащим", а сказуемым, не сутью, а "отношением". "Единое само по себе, - пишет Аристотель, - не является сутью чего-либо. И это полностью обоснованно: ибо единое значит, что тут мы имеем меру некого огромного количества..."

"Суть" и "единое" различаются Аристотелем АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава так же, как "подлежащее" и "сказуемое", как "имеющееся само по себе" и "имеющееся через другое" (т.е. - в отношении). Вот свойственное рассуждение Аристотеля в этой связи: "В этом ряду (ряду бытия. - П.Г.) 1-ое место занимает суть, а из сущностей - та, которая является обычный и дана в реальной деятельности ( единое и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава обычное - это не то же самое: единое обозначает меру, а обычное - что у самой вещи есть определенная природа)". Как объясняет В. Росс в комменты к этому отрывку, единое в смысле "меры" есть соотнесенное понятие (мера - измеряемое), оно по собственному существу связано с отношением к другому; напротив, "простота" вещи охарактеризовывает АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава вещь саму по для себя, без ее дела к другому.

Такой один из методологических качеств аристотелевской критики способа "совмещения противоположностей": единое и почти все в силу их соотносительности стают для Аристотеля только как определения некоей "сути", чего-то "обычного по природе". Отсюда уже несложно заключить, что статус математического познания у АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава Аристотеля будет совсем другим, чем у Платона, так как "математическое" имеет в качестве "начал" конкретно "единое" и "почти все".

Закон противоречия и критика "подтверждения по кругу"

Недопустимость конкретного соедине- ния противоположностей для Аристотеля настолько явна и бесспорна, что он усматривает тут 1-ое условие мышления вообщем, без соблюдения которого АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава никакое научное зание (так же, вобщем, как и никакое практическое действие) нереально.

Если противоположности соединяются без всякого "третьего", тогда, по Аристотелю, мы имеем противоречие. "Меж членами противоречия, - пишет Аристотель, - посреди нет ничего". Таким же образом определяется противоречие и в "Метафизике": "Противоречие - такое противоположение, которое само по себе не имеет ничего АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава среднего". Не считая вероятным соединение противоположностей без всякого посредника, Аристотель определяет в качестве важного закона мышления принцип непротиворечия (либо, как его обычно именуют, закон противоречия): "Нереально, чтоб одно и то же совместно было и не было присуще одному и тому же и в одном и том же АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава смысле... это, естественно, самое достоверное из всех начал..." Нереально, продолжает Аристотель, признавать, что одно и то же и существует и не существует, а если кто, подобно Гераклиту, и утверждает это, по сути он не воспринимает того, что утверждает словестно.

Возражения Аристотеля против тех, кто не признает нужным опосредовать АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава противоположности, сводятся к двум аргументам. Во-1-х, "в споре с таким человеком нереально выяснение никакого вопроса, ибо он не гласит ничего определенного". Во-2-х, человек, не признающий закон непротиворечия словестно, всегда все же считается с ним в собственных действиях. Этот резон - апелляция к здравому смыслу - очень характерен для Аристотеля. В отличие от АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава Платона, который, будучи учеником ироника-Сократа, обожал сталкивать различные суждения здравого смысла вместе (чтоб выделить их несопоставимость и тем указать, что правда быстрее несовместима со здравым смыслом), Аристотель предпочитает строить науку в согласии со здравым смыслом, делая упор на него, а, во всяком случае, не в противоречии АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава с ним.

Полемику с диалектическим способом Платона Аристотель продолжает и при рассмотрении вопроса о природе подтверждения. Тут он выступает против так именуемого "подтверждения по кругу", которое в сути есть метод определения обратных начал друг через друга как соотнесенных. Аристотель подвергает пересмотру тот способ, который мы выше анализировали как АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава способ гипотез.

Согласно Платону, диалектический метод рассмотрения состоит в допущении обратных утверждений и в выведении всех следствий из этих допущений. В итоге приходится признать, как указывает Платон, что всякое понятие получает свое содержание только через отношение к собственной противоположности; тем строится система отношений, в рамках которой только и имеют смысл все те АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава понятия, которые должны быть определены. Отношение - первично, отнесенные элементы - вторичны, они полностью определяются отношениями. "Клеткой" же этой системы, из которой она растет, является "1-ое", "начальное" отношение, а конкретно отношение последних противоположностей (единое - другое). В диалектике потому не существует таких "начал", таких утверждений, которые могли быть совсем конкретными АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава: каждое из "начал" оказывается опосредованным собственной противоположностью, определенным "через другое". Таким макаром, в диалектике подтверждение всегда ведется "по кругу" и, как пробует показать Платон, все получает свое подтверждение, нет ни 1-го не доказанного (не опосредованного через систему) положения.

Аристотель в противоположность этому настаивает на том, что не все в АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава науке может быть доказуемым: должны быть 1-ые, начальные начала, которые не доказываются, а принимаются конкретно. Конкретно диалектиков имеет в виду Аристотель, говоря о тех, кто считает, что для всего есть подтверждение, "ибо подтверждение можно вести по кругу, и одно средством другого и назад. Мы же, напротив, утверждаем, что не АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава всякая наука есть доказывающая , но познание конкретных недоказуемо... Подтверждение же по кругу, непременно, нереально, если только подтверждение следует вести из предыдущего и поболее известного. Ибо нереально, чтоб одно и то же для 1-го и такого же было сразу и предыдущим и следующим, разве исключительно в различном смысле... Те же, кто АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава признает подтверждение по кругу, не только лишь , о которой на данный момент было сказано, но они также сказать ничего другого, как то, что если это и есть, то это есть. Но так можно обосновать все".

Вернер Байервальтес, анализируя аристотелевскую критику мышления по кругу, справедливо показывает на то, что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава Аристотель, не принимая этого важного принципа диалектики, подменяет движение мысли по кругу движением ее по прямой, берущей начало в неком пт. Потому аристотелевское мышление Байервальтес именует "дискурсивно-прогрессирующим", говоря о "линейном прогрессе конечного мышления" у Аристотеля и противопоставляя его радиальному движению мысли у Платона и неоплатоников как движению "нескончаемого мышления".

Свою АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава критику "подтверждения по кругу" Аристотель дополняет тем, что не воспринимает платоновского тезиса о приоритете дела над соотносимыми элементами. И это полностью поочередный шаг, так как данные методические принципы неразрывно связаны вместе. Для Платона отношение есть нечто самостоятельное; сами же противоположности - относительны. Для Аристотеля противоположности тоже относительны АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава, но их отношение еще относительнее их самих. Самостоятельным же будет то, о чем как о подлежащем высказываются противоположности, но что ни при каких обстоятельствах не есть отношение, напротив, оно уже ни к чему другому не отнесено ("ни о чем же не высказывается") - оно есть суть. "...Огромное и маленькое и все тому схожее АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава, - пишет Аристотель, - это непременно должны быть определения относительные; меж тем то, что дано как относительное, меньше всего может быть некоторою от природы существующею вещью либо сутью... и оно стоит позднее свойства и количества; такое относительное определение представляет собою некое состояние у количества, но не материю... И что АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава относительное - это меньше всего некая суть и некая действительность, об этом свидетельствует тот факт, что для него 1-го нет ни появления, ни поражения, ни движения... Потому удивительно, больше того - нереально делать не-сущность элементом сути и ранее ; ибо все роды выражений (категории) позднее ". Категория сути - одна из самых сложных АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава у Аристотеля; но то, о чем он гласит, в этом случае несложно осознать: нельзя ставить отношение ранее, чем то, что относится, нельзя делать отношение - субъектом, а соотносимые "сути" предикатом, ибо суть - это всегда то, что "лежит в базе", подлежащее, и она ни о чем же не высказывается, а о ней высказывается АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава все другое.

Таким макаром, неувязка опосредования противоположностей "третьим" рассматривается у Аристотеля в последующих качествах:

1) в виде запрета конкретного соединения противоположностей - формулировка закона непротиворечия;

2) как требование всюду находить "подлежащее", сказуемыми которого являются противоположности;

3) и как убеждение в том, что отношение является вторичным, а соотносимые сути - первичными.

Опосредование и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава конкретное: неувязка "начал" науки

Критика Аристотелем универсального опосредования приводит его к пересмотру того представления о "началах" науки, которое было в Академии Платона. Последний, как мы уже знаем, лицезрел отличие философии от арифметики в том, что арифметики принимают за начальные некие дальше уже не доказуемые положения и кладут их в основание собственной науки АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава; философия же пользуется другим способом: она отчаливает от узнаваемых утверждений (гипотез), которые, но, не остаются конкретными, а опосредуются всем ходом предстоящего рассуждения. Они оказываются моментами системы, которая хотя и появляется благодаря им, но, возникнув, становится кое-чем самостоятельным, некоторым целым, в рамках которого и силой которого получают доказательство и АРИСТОТЕЛЬ КАК ФИЛОСОФ И ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЬ 1 глава сами начальные начала - догадки.


article-15-crews-effects.html
artikli-znachenie-i-upotreblenie.html
artikulyacionnaya-gimnastika-dlya-malishej.html